МОСКВА

Машины времени.
Часть 1

Места, в которых остановилось время.
Москва — один из самых стремительных и шумных городов в мире. Но если быть внимательным, в Москве можно обнаружить очень много мест, где неизменно царит тишина и бродят милые призраки прошлого.
1
Крутицкое подворье
В прошлом году абрикосовые деревья Крутицкого подворья попали практически во все инстаграмы Москвы.
Крутицкое подворье — главная машина времени Москвы. Всего 10 минут пешком от Садового — и вы в XIX веке. Ни машин, ни шума, ни признаков современной архитектуры. Того и гляди из-за угла выплывут нарядные барышни, опаздывающие на службу в краснокирпичный Собор Успения Пресвятой Богородицы на Крутицах.

История Крутицкого подворья началась в 1270 году — московский князь Даниил основал здесь мужской монастырь. В Смутное время на Крутицах стояло ополчение Минина и Пожарского — ополченцы целовали крест в Успенском храме Крутицкий обители и клялись вызволить Москву во что бы то ни стало. Тогда же сюда переместился центр духовной жизни России.

В XVII веке был построен архитектурный комплекс современного Крутицкого подворья. Краснокирпичная архитектура не свойственна тому времени, но оштукатуривать здания не стали, даже луковичные главки выложены из кирпича. Вообще архитектура подворья довольно аскетизма. Единственная декоративная «роскошь» здесь — 2000 уникальных разноцветных изразцов и керамических элементов на фасаде Крутицкого терема, выполненных легендарными изразцовых дел мастерами того времени — Степаном Полубесом и Игнатом Максимовым.

Советское время далось Подворью нелегко — здесь была детская колония и футбольное поле на кладбище. Но в 1947 году архитектор и реставратор Пётр Дмитриевич Барановский, спасший от разорения сотни памятников религиозной архитектуры, добился разрешения на начало реставрации Крутицкого подворья. Богослужения на Крутицах возобновились только в 1991 году.

На Крутицком подворье обычно безлюдно. Если не считать период цветения абрикосовых деревьев, когда подворье атакуют люди с фотоаппаратами, здесь можно встретить разве что местных жителей с детьми и студентов «суриковки» с этюдниками.

Адрес: метро «Пролетарская», улица Крутицкая, 13
2
Особняк Рябушинского
Поднимитесь по крутой неприметной лестнице на верхний этаж и посмотрите на потолок.
Судьба Фёдора Шехтеля перекликается с судьбой его каталонского коллеги Антонио Гауди. Гениальный русский архитектор немецкого происхождения жил и творил под девизом «Любить искусство и творить сказку». Среди заказчиков Фёдора Осиповича были самые богатые люди, но умер он в нищете. В одной только Москве он построил около двухсот зданий, из которых сохранилось около восьмидесяти.

Особняк Рябушинского хочется назвать самым ярким проектом Шехтеля, но тут же в голове всплывают образы других его, не менее ярких зданий. Но можно говорить с уверенностью — это здание было архитектурной сенсацией того времени.

Особняк на Малой Никитской Фёдор Осипович построил по заказу Степана Павловича Рябушинского — представителя богатой московской династии. На момент начала строительства Рябушинскому было 26 лет. Современники отзывались о нём как о человеке высокодуховном и предпринимателе нового поколения — молодом, прогрессивном и интеллигентном. Рябушинский одним из первых в России начал научную расчистку и реставрацию древних икон. И эти качества будущего владельца не могли не отразиться на проекте особняка.

«В каждом доме должен быть сюжет: в каком-то — рассказ, в каком-то — романс», — говорил Шехтель. Особняк Рябушинского — это архитектурная сказка о подводном царстве. Дом разделён на две части: первый этаж воплощает подводный мир, второй этаж символизирует сушу. Соединяет их уникальная лестница-волна из эстонского мрамора, увенчанная медузой, которая превращается в черепаху, если смотреть на неё со второго этажа. Улитки, бабочки, лилии, орхидеи, подсолнухи — каждый элемент декора особняка не только несёт эстетический смысл, но и наполняет пространство символизмом.

Есть в этом доме ещё одна лестница — неприметная, узкая и очень крутая — она ведёт в тайную комнату в мансарде особняка. Это домовая церковь, о существовании которой нельзя догадаться при осмотре здания с улицы. Рябушинские были старообрядцами, а старообрядцам в то время запрещали строить церкви. Но у всех крупнейших старообрядцев были домовые церкви, которые по традиции назывались тайными моленными. Стены и купол домовой церкви Рябушинских покрывает уникальная абстрактная храмовая роспись.

В 1917 году Рябушинские вынужденно покидают Россию. Здание на Малой Никитской становится то детским садом для детей номенклатуры (говорят, в этот детский сад ходил сын Сталина), то лабораторией, то детдомом. В 1931 году сюда заселяется Максим Горький. Народному писателю чуждо всё это буржуазное мещанство, но постепенно он примиряется с этим: жжёт костры в саду у дома, принимает разномастных гостей из всех уголков СССР и даже мира и пишет, сидя в кабинете с огромным окном. В 1936 году Горький умирает, но его семья продолжает жить в особняке. Возможно, именно это и помогает сохранить уникальную обстановку дома. В 1965 году здесь открывается мемориальный музей М.А. Горького, действующий по сей день.

Адрес: метро «Арбатская» или «Пушкинская», улица Малая Никитская, 6/2, стр. 5.
3
Марфо-Мариинская обитель
«Белый ангел Москвы»
Марфо-Мариинская обитель — удивительный островок тишины и спокойствия в самом центре Москвы. В саду, где в тёплое время года постоянно что-то цветёт, приятно посидеть с книгой или этюдником.

История Марфо-Мариинской обители началась в 1907 году. Великая княгиня Елизавета Фёдоровна, после трагической гибели её мужа, Великого князя Сергея Александровича, решила посвятить себя делам милосердия — продала личное имущество и на вырученные деньги купила усадьбу с садом на Большой Ордынке. Так была основана Марфо-Мариинская Обитель милосердия и любви — монастырь, больница, амбулатория, приют для девочек-сирот, бесплатная аптека и столовая. Горожане называли обитель «белым ангелом Москвы». Сто пять монашествующих сестёр и сестёр милосердия, проживавших в обители до революции, заботились о детях-сиротах и детях из бедных семей, кормили сирых и убогих, а позже на территории обители открыла лазарет для раненых солдат.

Соборный Храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы был заложен в мае 1908 года. Проект собора поручили молодому, но уже известному архитектору Алексею Щусеву. Годами позже Щусев проектировал Мавзолей и здание НКВД на Лубянке, и это сложно уложить в голове, когда смотришь на стремящийся ввысь Покровский собор. Но если уж говорить о деятельности Щусева в советский период, нельзя не упомянуть, что благодаря ему от репрессий были спасены многие деятели культуры. И даже когда его собственная жизнь висела на волоске, он просил у Берии не о себе, а о своем друге Михаиле Нестерове.

Но вернёмся в дореволюционную Москву. Конец XIX и начало ХХ века — время расцвета эклектики в архитектуре. Вот и Марфо-Мариинская обитель — это удивительное смешение неоархаики с мотивами новгородского зодчества и модерна. Близкий друг Щусева Михаил Нестеров и его талантливый ученик Павел Корин сделали настенную роспись. Скульптор Сергей Конёнков украсил гладкие белые стены храма кирпичным декором и каменной резьбой, которые добавили собору воздушности и лёгкости. Покровский храм и даже его подземелья были спроектированы Щусевым по принципу древнерусских соборов. От людских глаз скрыт подземный храм, в котором Елизавета Фёдоровна уединялась для молитвы.

Авторитет Марфо-Мариинской обители был непререкаемым, и даже революционные волнения в стране никак не повлияли на деятельность сестёр. Но в 1918 году за Елизаветой Фёдоровной и её ближайшим окружением прибыл отряд латышских стрелков. 18 июля 1918 года Великая княгиня Елизавета Фёдоровна и её келейница инокиня Варвара были живыми сброшены в шахту вблизи уральского города Алапаевска. После этого трагического события Марфо-Мариинская обитель просуществовала ещё восемь лет. В советское время здесь располагались кинотеатр, поликлиника, лаборатории. Благодаря занимавшей помещение Покровского храма реставрационной мастерской Игоря Грабаря удалось практически полностью сохранить внутреннее убранство собора.

Возрождение Марфо-Мариинской обители началось в 1992 году, когда её территория была передана Московской Патриархии. Обитель снова стала «белым ангелом Москвы». Здесь кормят и лечат неимущих, а в монастырском приюте по-прежнему заботятся о девочках-сиротах. Правда, количество монашествующих сестёр значительно сократилось.

Адрес: метро «Третьяковская», улица Большая Ордынка, 34

Читайте также:
Made on
Tilda